Новости

«Мы построим новое телевидение» - Наталья Синдеева

01 января 1970, 46 лет назад
«Мы построим новое телевидение» - Наталья Синдеева

 

Кампания, развернутая против «Дождя» в конце января этого года, когда операторы платного ТВ стали массово отключать канал за скандальный опрос о блокадном Ленинграде, заставила руководство телеканала пересмотреть бизнес-модель. Теперь «Дождь» делает ставку на интернет-рекламу, краудфандинг и Smart TV.

О новой бизнес-стратегии канала в интервью Sostav.ru рассказала генеральный директор «Дождя» Наталья Синдеева.

В начале марта вы заявляли о том, что «Дождю» хватит финансов на месяц работы из-за массового отключения канала ТВ-операторами. Что в итоге будет с телеканалом? Вы нашли альтернативный источник доходов, который бы смог компенсировать потери?

- В том режиме, в котором мы работали до случившегося, с тем объемом вещания и количеством людей, при существенной потере рекламных бюджетов нам действительно оставалось бы жить совсем условные сроки. Но мы не планируем закрываться, потому что за четыре года существования канал стал нужным зрителям. Телеканал «Дождь» и сайт телеканала будут работать.

Мы меняем бизнес-стратегию. Сильно пересмотрели наши расходы, обратились к сотрудникам с предложением сократить зарплаты, перестраиваем сетку вещания, уменьшаем объемы собственного производства, которое составляло 95% эфира, так, чтобы это не было сильно заметно аудитории. Нам очень помогают зрители, которые сейчас, фактически, являются нашими главными финансистами – они покупают подписку на сайт, товары в интернет-магазине.

Какое соотношение доходов от рекламы, интернет-подписки и других способов монетизации вы видите при новой бизнес-модели?

- Раньше в структуре наших доходов интернет-реклама составляла 25%, доходы от дистрибуции – 5-7%, остальное – телевизионная реклама. Сейчас мы планируем, что выручка от интернет-рекламы вырастет, как минимум, в два раза.

  Выручка от дистрибуции на территории России уменьшилась, но активно развивается дистрибуция в ближнем зарубежье. По нашим прогнозам, это может увеличить доходы от дистрибуции до 15%. Но самое главное, сейчас мы уже понимаем, что 40-50% доходов может приносить выручка от продаж интернет-подписки и товаров нашего интернет-магазина.

То есть часть бизнеса вы переведете на краудфандинг?

- Да, мы также планируем мероприятия по сбору средств на вещание. Мы позаимствовали этот опыт у американского общественного телевидения, которое два раза в год устраивает марафон по сбору средств, и зритель голосует рублем.

Мы активно развиваемся на новых платформах вещания, хорошие цифры показывает Smart TV - сейчас у нас уже больше 800 тыс. скачанных приложений «Дождя» на этой платформе. В обозримом будущем это можно будет монетизировать, потому что в Smart TV сто процентов качественная аудитория. Это новый сегмент рынка, который будет активно развиваться.

«Дождь» уже распробовал Smart TV? Принесло ли умное телевидение экономический эффект?

- Мы не можем начать монетизировать так быстро, на это нужно время. Вот как раньше в интернете сначала размещали контекстную рекламу, медийку, потом видео, затем все поняли, что нужны интегрированные проекты. И появились клиенты, которые оценили новый формат размещения. Сейчас мы добавляем к этому Smart TV.

Если взять совокупную аудиторию «Дождя» на всех платформах, то это порядка 7 млн. человек в месяц. Но, чтобы рынок это принял, должен появиться инструмент измерения совокупной аудитории.

  Мне кажется, мы построим очередное «новое телевидение» - не с точки зрения формата вещания, а именно как бизнес. Мы были первым мультимедийным каналом, когда у нас появилось интернет-вещание, кабельное ТВ, вещание в приложениях. Если нам удастся пройти сейчас этот тяжелый период, то мы опять окажемся первыми, на этот раз – в открытии новой модели продажи рекламы.

TNS к концу года обещает совокупные данные по видеосмотрению на разных платформах. Nielsen уже это делает в Америке. То, что будет монетизироваться аудитория Smart TV, – это 100%. Должно пройти время, чтобы рынок научился измерять эту аудиторию и ее покупать. Рекламодатели будут диверсифицировать свои рекламные бюджеты и искать своего зрителя, потому что он уходит от классического ТВ-смотрения.

На какие измерения вы сейчас ориентируетесь, развивая направление Smart TV?

- На статистику в Google Analytics и на статистику, которые нам дают сами производители. Мы видим количество человек, которое скачало наше приложение, сколько людей его смотрит регулярно, в какое время и какова продолжительность смотрения. Единственное, что мы сейчас не можем увидеть, – соцдем зрителя. Однако стоит понимать, что Smart TV – это достаточно дорогие телевизоры, что говорит о качестве аудитории.

Вы планируете монетизировать контент, распространяя его на сторонних площадках – в соцсетях, на видеохостингах?

- Мы ставим свой плеер на другие площадки, с которыми делимся доходами.

  Еще один вариант: мы, возможно, станем первым в России платным каналом в YouTube. Для этого нужно набрать определенную базу подписчиков. До этого мы вплотную не занимались YouTube, но сейчас понимаем, что это важно.

Если вернуться к истокам возникшей у «Дождя» экономической проблемы – к кабельно-спутниковым операторам. Вы предлагали им распространять свой контент бесплатно. Кто-то принял это предложение?

- Из тех крупных операторов, которые нас отключили – нет. Но есть большой интерес со стороны региональных операторов, которые активно включают нас в пакеты. С начала февраля у нас заключено больше 40 новых контрактов. Во-первых, мы дали им возможность распространять «Дождь» бесплатно. Во-вторых, с помощью нас они развивают свою абонентскую базу, потому что люди, которые лишись телеканала у своего оператора, переходят к другим.

Мы надеемся, что, несмотря на потерю 80% технического охвата, реальное телесмотрение упадет не больше, чем в два раза. Очень ждем новые данные TNS, чтобы подтвердить это.

В таком случае, наша среднесуточная аудитория в ТВ будет около 550 – 600 тысяч человек. Такая цифра у нас была полтора год назад, и рекламодатель приходил и размещал рекламу. Я думаю, что постепенно мы вернем телевизионные бюджеты, тем более что у нас качественная аудитория. И мы бы очень хотели, чтобы рекламные агентства нам помогали в этом и говорили рекламодателям, что на «Дожде» можно и нужно размещаться.

Мы не исключаем, что все может вернуться на круги своя и нас включат обратно, так как бизнес-интересы восторжествуют. Пока верим в такой вариант.

Что нужно сделать «Дождю», чтобы это все-таки произошло?

- От нашего поведения уже ничего не зависит. Мы должны работать и увеличивать свою аудиторию.

- На ваш взгляд, атака на «Дождь» и события с «Лентой.ру» и сайтами, которые заблокировал Роскомнадзор – это звенья одной цепи?

- В ситуации с «Лентой» – это решение собственника (владелец объединенной компании «Афиша-Рамблер-SUP», в которую входит интернет-издание, Александр Мамут – прим. Sostav.ru), для которого медиа не единственный бизнес. Как только Роскомнадзор вынес решение, думаю, собственник решил, что ему не нужно рисковать.

Но, хочется верить, что здравый смысл, в конце концов, возобладает. Если в обществе есть потребность к альтернативной точке зрения, люди все равно будут искать информацию.

Психологически работать становится тяжелее, потому что журналисты теперь вынуждены не только заниматься своей прямой работой – собирать информацию, проверять ее и рассказывать о том, что важно - но еще и постоянно одергивать себя и думать, так ли они написали и не перейдет ли это границы дозволенного. У всех информационных редакций сейчас повышенное внимание к тому, что они делают.

 

Юлия Паршукова, Sostav

Источник: "protv.ua"