Новости

20 лет «Криминальному чтиву»: что и как «украл» Квентин Тарантино

01 января 1970, 46 лет назад
20 лет «Криминальному чтиву»: что и как «украл» Квентин Тарантино

 

В одном из интервью Квентина Тарантино спросили: «Есть мнение, что ничего круче „Криминального чтива“ вы так и не сняли…». Не дав закончить вопрос, Тарантино ответил: «А кто снял?». Сегодня исполняется ровно 20 лет со дня выхода в американский прокат одного из лучших фильмов 90-х. К этому событию oKino.ua решили не петь очередную оду, а наоборот — разобраться, как и из чего эта картина собрана. Ведь всем нам известно, что Тарантино — большой киноман, любитель разнообразного чтива и просто самый искусный плагиатор нашего времени.

B-movie

С самого детства Квентин был фанатом кино. Он днями просиживал в кинотеатрах, где показывали фильмы категории Б. А позже часами трепался о них со своим приятелем, коллегой по видеосалону и будущим со-сценаристом Роджером Эвери. В «Криминальном чтиве» можно найти множество отсылок к подобному кино. Здесь вам традиционный эксплуатейшен, блэк-эксплуатейшен (фильмы о крутых черных парнях вроде «Шафта») и вся линия с Марселласом, отсылающая к боевику «Чарли Варрик» Дона Сигела. Но больше всего Тарантино отдает должное режиссеру Джону Бурмену, от которого всегда был без ума. Во первых, сцена с Марселласом и Бутчем в плену у Мейнарда и Зеда откровенно взята из бурмановского «Избавления». Во вторых, Зед — это имя героя Шона Коннери в еще одном фильме Бурмана — «Зардоз».

Бульварные детективы

С самого начала Тарантино и Эвери хотели сделать картину по аналогии с историями из бульварного журнала «Черна маска» и даже дали своему фильму аналогичное название. В том журнале рассказы о крутых парнях имели множество ответвлений и обрывались в самом неожиданном месте. Кроме того, Тарантино много читал детективных романов Раймонда Чандлера, Микки Спиллейна, Дэшила Хэммета и Элмора Леонарда. Последнего Квентин часто называет своим любимым писателем. Именно от Леонарда он унаследовал свой литературный стиль с острыми диалогами и харизматичными плохими парнями.

Целуй меня на смерть

Одна из главных загадок «Криминального чтива» — что было в чемоданчике Марселласа Уоллеса. Версий много: от алмазов до души самого Марселласа. Важнее, правда, другое — идею с чемоданом Тарантино взял из культового нуара Роберта Олдрича «Целуй меня насмерть», где все крутилось вокруг этого загадочного предмета. Но если Олдрич в конце показал, какая разрушительная сила скрывается в нем, то Тарантино — решил это скрыть. В этом как раз и можно усмотреть ответ на данную загадку: открытие чемодана — буквально означало конец всему.

Сэлинджер

Какой уважающий себя аутсайдер не зачитывался в юности книгами Джерома Сэлинджера? Однако помимо романа «Над пропастью во ржи» Квентин Тарантино любил также и сборник новелл о семье Гласс. В них будущего режиссера привлекала идея того, что второстепенные персонажи из одного произведения становились главными в другом. Кроме того, персонажи Сэлинджера то и дела пускались в длинные монологи о сущности жизни, где хватало отсылок к проповедуемому писателем дзен-буддизму. Тарантино — атеист, или скорее даже агностик. Его религия — это кино и поп-культура. Поэтому монологи его героев отсылают исключительно к этим двум вещам.

Жан-Люк Годар

Есть теория, что вся история кино может быть разделена на две части: до фильмов Годара и после. Сторонников у подобного подхода хватает, и Тарантино — один из них. В свое время Жан-Люк Годар показал всем, как можно снимать кино на улицах и как грамотно использовать чужие наработки (первые два фильма Годара — практически калька с работ американских режиссеров Николаса Рэя и Сэма Фуллера). Годар же стал первым вводить в ильм одновременно плохих парней и танцы, а его любимым кредо была фраза Фуллера, что «кино — это девушка и пистолет». В «Криминальном чтиве» Тарантино отдает Годару должное особым образом: он вставляет в фильм танец, отсылающий к ленте «Банда аутсайдеров», а в героине Умы Турман воссоздает образ годаровской музы Анны Карины. Плюс в честь этого фильма названа и кинокомпания Квентина — «Bande a part».

Ховард Хоукс

Тарантино, конечно, любит Годара, Олдрича и прочих режиссеров, но его главным героем всегда был Ховард Хоукс, а самым любимым фильмом — вестерн «Рио Браво». Однажды Квентин даже признался, что эту картину он показывал всем своим девушкам в качестве проверки: если кому-то из них фильм не нравился, то отношения тут же обрывались. В «Криминальном чтиве» Тарантино берет из фильма Хоукса целый кусок текста — речь Бутча, вооруженного самурайским мечом: «Ты хочешь взять пушку, не так ли, Зед? Давай же, бери! Я хочу, чтобы ты ее взял». Один в один эти слова произносил герой Джона Уэйна в «Рио Браво».

Запекшаяся кровь

Идея сцены с Харви Кейтелем, помогающим Джулсу и Винсенту очистить машину от крови, пришла к Квентину Тарантино после того, как на одном из фестивалей он увидел короткометражку «Запекшаяся кровь» (1991). В ней главная героиня работала в фирме, занимающейся уборкой квартир после убийств. Позже Тарантино сполна отблагодарил режиссера Рэба Бреддока, спродюсировав в 1996 году полнометражную версию «Запекшейся крови» и выступив там еще и в качестве соавтора сценария.

Источник: "www.okino.ua"