Последний ряд

Как плохие фильмы получают хорошую кассу. И наоборот.

01 января 1970, 47 лет назад
Как плохие фильмы получают хорошую кассу. И наоборот.

 

В США, как, в принципе, и везде в мире, прежде чем отправиться в кинотеатр и купить билет на новый фильм, среднестатистический зритель стремится получить об этом фильме какую-нибудь информацию помимо рекламной. Самым надежным источником сведений о том, стоит ли фильм потраченного времени и денег, служат отзывы профессиональных кинокритиков, которые первыми смотрят все новинки и высказывают о них свое мнение. Точнее, не сами отзывы, а сформированные на их основании рейтинги.

Суть в том, что студии заинтересованы в хорошем паблисити для своих фильмов, и потому часто устраивают «аттракционы невиданной щедрости». Они позволяют желающим (разумеется, ограниченному кругу людей) увидеть фильм задолго до премьеры, снабжают счастливчиков интересными фактами о съемочном процессе, устраивают интервью с занятыми в картине актерами и т.д. Как следствие, перед выходом фильма появляется ряд публикаций, которые разогревают интерес публики, к ним добавляются свежие рейтинги, и население с удовольствием несет деньги в кассу кинотеатра. Затем в течение премьерного уик-енда фильм собирает столько-то миллионов, об этом тут же узнаем мы с вами и, впечатленные, бежим в кино, чтобы приобщиться к великому. Сборы растут, продюсеры сияют, проект признается успешным. Всем спасибо!

Однако отзывы критиков могут быть как позитивными, так и негативными. А негативные отзывы – это «плохая касса». Поэтому, чтобы не рисковать, некоторые студии вообще ограничивают появление критических статей перед премьерой и в первые дни проката. И положительных, и отрицательных.

Как это выглядит на практике?

Представьте, рассказывает в своем блоге критик Мэтт Сингер, что в ближайший уик-енд ожидается выход пары новых блокбастеров, пары комедий, пары мелодрам. Идет реклама, на специализированных ресурсах (например, Rotten Tomatoes) появляются первые рейтинги, и вы, будучи американским любителем синематографа по имени Джон Всезнаюокино, заглядываете туда, чтобы определиться, на какой из фильмов купить билет. Там вы видите, что лидер – один из блокбастеров, его рейтинг составляет аж 62% (т.е., более половины отзывов носит положительный характер) и конечно, вы звоните и бронируете на него два билета – для себя и вашей скво.

Фокус в том, большая цифра чаще всего складывается из малого количества отзывов, сгенерированных маркетинговой службой студии. Ее задача – повышать рейтинг фильма и удерживать его максимально высоким как можно дольше. Пусть даже искусственно. И не важно, что этот рейтинг сформирован на основании всего лишь 10 отзывов, а не 100 – ведь люди все равно не смотрят на их количество, и уж тем более не читают их содержания. Главное – это внушительное итоговое число!

Эмбарго будет снято и реальные отзывы критиков появятся значительно позднее – тогда, когда все газеты уже напишут о рекордных сборах, эти данные будут переданы на другие рынки, и наши с вами сограждане будут перешептываться, стоя у афиши какого-нибудь фильма вроде «Оз: Великий и Ужасный»:

– В штатах он за первые 10 дней проката собрал 145 миллионов долларов! Надо идти!

Что же происходит с «хорошим» фильмом? Нетрудно догадаться.

Играя по-честному, продюсеры сильной картины выпускают критические статьи сразу, они, естественно, во многом спорны, в них есть, что обсуждать. Там, где есть обсуждение и разные точки зрения, высоких рейтингов не бывает – это мы знаем и без Голливуда. Вот и получается, что люди несут свои кровные в кассу проходной ленты, в то время как талантливая работа с ее, например, 30% в Rotten Tomatoes, не особенно привлекает киноманов. И фильм окупается с большим трудом.

Кино сегодня – это, прежде всего, бизнес, и даже если фильм чудовищен, он все равно должен принести прибыль. Студия обычно имеет представление о качестве выпущенного ею продукта, а потому заранее знает, какими будут отзывы. И планирует свою работу с критиками соответственно.

Может ли критик нарушить уговор? Конечно, может, и в тюрьму его за это не посадят. Однако студия зачислит его в число неблагонадежных, и тогда ему ни допремьерных показов, ни приглашений, ни интервью… Без этих привилегий критик не сможет в будущем писать материалы, не сможет публиковать их на своем (или корпоративном) ресурсе и получать хороший трафик, т.е., посетителей на этот ресурс. А трафик, как вы наверняка понимаете, – это тоже деньги!

Юрий Алексеев

DIVAN.TV